Анастрозол защищает о рака молочной железы

Анастрозол

Сан-Антонио- для женщин с высоким риском рака молочной железы, необходимо принимать 5 лет анастрозола.

Автор исследования Джек Кузик, доктор медицинских наук, университет королевы Марии, Лондон, Великобритания, пояснил, что ранее было продемонстрировано, что другая эндокринная терапия, тамоксифен, оказывает аналогичный расширенный эффект в условиях профилактики.

Результаты уже есть, сказал он.

«При медиане наблюдения 10,9 лет почти половина всех новых случаев рака молочной железы была предотвращена с помощью анастрозола после прекращения лечения в течение 5 лет, что существенно больше, чем то, что мы видим с тамоксифеном. Таким образом, анастрозол продолжает производить непрерывные преимущества прямо до почти 12 лет», — добавил он.

Кент Осборн, доктор медицинских наук, Baylor College of Medicine в Хьюстоне, Техас, сказал, что ингибиторы ароматазы, по-видимому, несколько более эффективны, чем тамоксифен, в снижении риска рака молочной железы.

Осборн указал, что теперь он с большей вероятностью будет консультировать женщин из группы риска по раку молочной железы об анастрозоле и его потенциале для снижения этого риска, особенно женщин с очень высоким риском.

«Ингибиторы ароматазы также не вызывают рака эндометрия или тромбов», — сказал Осборн, который модерировал пресс-брифинг и не участвовал в текущем исследовании.

Если у пациентов развиваются артралгии во время приема анастрозола, существуют хорошо документированные стратегии, которые помогают обеспечить облегчение, в том числе иглоукалывание, и у женщин менее вероятно появление горячих вспышек на ингибиторе ароматазы, чем на тамоксифене, отметил он.

Если пациенты плохо переносят анастрозол, их можно переключить на тамоксифен, который обычно (но не всегда) лучше переносится, отметил он.

Активное Испытание

Для активной части интервенции пробы, 1920 женщин в возрасте от 40 до 70 лет с высоким риском развития рака молочной железы были случайно назначены к анастрозолу 1 мг ежедневно и 1944 женщин были назначены к плацебо.

Женщины считались подверженными высокому риску развития рака молочной железы из-за положительного семейного анамнеза, наличия атипии, плотной груди или дольковой карциномы.

Через 5 лет лечения наблюдалось относительное снижение числа новых случаев рака молочной железы на 61% за исследуемый период, снизившись с абсолютной частоты 4,6% в группе плацебо до 1,8% в группе активной терапии, что было весьма статистически значимо ( P 0001), отметил Кузик.

После приблизительно 11 лет наблюдения, частота рака молочной железы была все еще значительно ниже среди женщин, которые ранее принимали анастрозол в течение 5 лет, упав с абсолютного показателя 4,4% среди женщин, которые принимали плацебо до 3,5% для тех, кто находился на активной терапии ( Р = .01).

«Как мы и ожидали, эффект был сильнее при эстрогеновых рецептор-положительных раках, но, несколько удивительно, мы обнаружили незначительный эффект в снижении новых видов рака молочной железы при эстрогеновых рецептор-отрицательных раках, что было очевидно в оба периода лечения», — отметил он.

Анастрозол также оказывал «большой эффект» при протоковой карциноме in situ (DCIS) — по существу, повреждения предшественников, как предположил Кузик, — что привело к относительному снижению частоты новых случаев рака молочной железы в целом на 59%.

Исследователи не проводили анализ эстрогеновых рецепторов на всех пациентах с DCIS, так как это не было частью требуемого протокола исследования.

Однако из анализа DCIS, который у них был, «мы обнаружили действительно драматическое, почти 80% — ное сокращение новых раковых заболеваний-и это было видно в первые 5 лет, а также впоследствии с течением времени», — сказал Кузик.

Неблагоприятные явления

Сообщенные неблагоприятные события были «довольно обнадеживающими», указал Кузик, с ничем серьезным, возникающим в первые 5 лет или в течение более длительного периода наблюдения.

Что касается других видов рака, то в группе активной терапии наблюдалось неожиданное снижение на 28% случаев немеланомного рака кожи, хотя как ингибитор ароматазы может снизить заболеваемость раком кожи, остается загадкой, отметил Кузик.

«Мы действительно ожидали снижения заболеваемости раком эндометрия, но не увидели этого, потому что рак эндометрия настолько зависит от эстрогенов»,-добавил он.

В течение первых 5 лет активного лечения 64% женщин сообщили о скелетно-мышечных артралгиях; 58% женщин, получавших плацебо, сообщили то же самое.

Артралгии чаще всего регистрировались в течение первых 3-6 месяцев приема анастрозола, после чего было мало новых сообщений о тех же побочных эффектах.

На самом деле, показатели приверженности к лечению в течение 5 лет у женщин, участвовавших в активном исследовании, были очень похожи (77% для тех, кто принимал плацебо, 74,6% для тех, кто принимал анастрозол).

Важно отметить ,что» мы не видели никаких серьезных поздних событий, никакого увеличения переломов или сердечно-сосудистых событий у женщин, которые принимали анастрозол», — сказал Кузик.

В частности, женщины были обязаны пройти сканирование DEXA до поступления на учебу; их поощряли принимать бисфосфонат, если они были остеопеническими, и требовали принимать бисфосфонат, если они были остеопоротическими.

Кузик отметил, что то, что он нашел «особенно поразительным» во время исследования, было то, как общие опорно-двигательные эффекты были в группе плацебо исследования.

«В неконтролируемой ситуации все это приписывается лечению», — сказал он.

«И одна из реальных проблем заключается в том, что большинство из этих эффектов, о которых сообщается, не связаны с лечением,-отметил Кузик. — поэтому мы должны быть очень осторожны в интерпретации этих результатов, потому что на самом деле потеря непрерывного лечения за эти 5 лет была очень маленькой-всего 2,5%.»

В 2013 году та же исследовательская группа сообщила, что в первые 7 лет наблюдения анастрозол значительно снизил частоту рака молочной железы по сравнению с плацебо-и что он сделал это с очень небольшим количеством побочных эффектов.

«Наши новые данные показывают, что после медианы 10,9 лет наблюдения по-прежнему наблюдается значительное снижение заболеваемости раком молочной железы», — подтвердил Кузик.

Это исследование было поддержано AstraZeneca, Cancer Research UK и Национальным Советом по здравоохранению и медицинским исследованиям Австралии. Кузик является консультантом Myriad Genetics, и его институт получил финансирование на исследования от AstraZeneca. Осборн раскрывает, что он работал в консультативном совете для Genentech и AstraZeneca; в качестве консультанта Tolmar Pharma; и владеет акциями GeneTex.

Источник: https://www.medscape.com/viewarticle/922831

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Beauty & Health| Lavida
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности